• Про упорство

    Posted on May 17th, 2008 Александр Орлов 4 comments

    (Перетащено из Сашиного ЖЖ)

    Знакомые утверждают, что я очень упертый человек. Что если что-то решил, то буду делать до победного конца. Это, конечно, не всегда так. :) Мне, как и всем, иногда свойственны приступы лени. Но иногда действительно как упрусь… :) С удивлением замечаю, что приступы лени в последнее время нападают все реже и реже.

    Но поговорить я хотел не об этом. Ну, почти об этом, но не совсем. :)

    Внезапно заметил, что меня стали очень раздражать фразы коллег и знакомых про “ну, что я мог сделать?” или “я сделал все что мог, но…”. Блин, у меня просто клинит мозг и срывает все тормоза. :)

    Елки-палки, кто тебе сказал, что ты сделал все, что мог? Да ты же сам и сказал! Скорее всего, тюкнул раз, тюкнул два. Не получилось. И сдался. Или забил, что то же самое. Значит, не очень-то и хотел. “Сделал все, что мог…” Блин.

    На меня очень сильное впечатление произвела в свое время история про Уинстона Черчилля. Я ее услышал в изложении Бодо Шефера на его семинаре в Москве (мне аудио-запись попалась). Если кто не слышал семинар, то обязательно найдите в Интернете, скачайте и послушайте. Очень просветляет. Там, в основном, про то, как с деньгами обращаться, и к этому масса вдохновляющих историй.

    Да, а история вот какая:

    Шла Вторая Мировая война и каждую ночь в Великобританию прилетали немецкие бомбардировщики и бомбили английские города. И так было каждую ночь. И вооружённых сил Британии не хватало, для того чтобы давать достойный отпор захватчикам. Тогда к Уинстону Черчиллю – премьер-министру Англии на то время, приходили советники и чиновники. Все они требовали, чтобы тот сдался. Однако Уинстон не сдался. Он не сдался, когда бомбардировщики прилетели снова.

    Советники тогда сказали ему: “Уинстон, ты убиваешь собственных граждан, сдайся фашистам”, но Уинстон не сдался. И однажды, когда он со своими советниками стоял на холме и видел тучу фашистских бомбардировщиков, летящих внизу, он снова услышал требование своих советников “Сдайся им, Уинстон, пока они не стёрли с лица земли всю страну”. Тогда он повернулся к бомбардировщикам, поднял руки, сжал их в кулаки и потряс ими в сторону бомбардировщиков, прокричав: “Я никогда, никогда, никогда, никогда не сдамся!!!”.

    И все мы знаем итог этой войны. И сегодня Уинстона Черчилля называют самым великим британцем в истории. Потому, что он не сломался. Потому, что выстоял тогда, когда надо было выстоять.

    Потрясающий человек и потрясающая история… Как-то мне она очень вправила и продолжает вправлять мозг. Уинстон Черчилль не сдался в тех обстоятельствах, а тут какое-то сраное, простите, техническое решение, в правильности которого ты не смог кого-то переубедить. И “а что я могу сделать”… Блин.

     

    4 responses to “Про упорство”

    1. [...] Восемь месяцев пл 50-100 резюме в день! Сколько народу забило бы через месяц? Через две недели? Примерно про это и говорил Уинстон Черчилль. [...]

    2. Я полностью разделяю этот подход. Но хочу уточнить :)

      В силу профессии, как известно, “Эти люди любят влезать с комментариями типа “на хер пишется раздельно” или “Марии Антуанетте отрубили голову не мечом, а топором”.

      Уинстон Черчилль в июле 1917 года был назначен Министром вооружений, а в январе 1919 — Военным министром и Министром авиации.

      А в 1931 году Черчилль уже не получил предложения войти в кабинет министров, и был вынужден пойти на фиг.

      Однако 10 мая 1940 он был вновь призван на государственную службу в качестве премьер-министра! Многие историки и современники считали важнейшей заслугой Черчилля его решимость продолжать войну до победы, несмотря на то что многие члены его кабинета, включая министра иностранных дел лорда Галифакса выступали за попытку достижения соглашений с гитлеровской Германией.

      Дык вот, руководить страной в обычном режиме Черчилль не мог. Он был человеком войны. Он принимал решения единолично, остальным лордам оставалось только удивляться его настойчивости и нежеланию “заключить перемирие с гитлеровской армией”, и уходить в уголок плакаться на “жестокаго самодура сэра Черчилля”. Собственно, из-за этого нежелания (или неумения) быть политиком, и учитывать сразу много интересов, он “ушел” из политики в 1920 года. Это же не политика, думать и принимать решения за всех сразу :) А вот на войне мудаки, которые хотят “учесть все интересы” всегда проигрывают.

      Ведение проекта – тоже война. Но локальная. Всегда есть возможность встать и сказать, что “я предпочитаю работать в гетеросексуальном коллективе“, и отчалить на другой корабль, в другую команду. И у Черчилля, и у Сталина, и у Гитлера возможности “встать и выйти” не было. В таких обстоятельствах состояние “очко жум-жум” проявляется с неимоверной силой, и ты или делаешь всё, или падаешь.

      Для советников возможность “давайте договоримся!” была всегда, у них ответственность не такая уж большая. Кто их теперь знает, этих советников? Например, на картинке c Ялтинской конференции. Февраль 1945 я могу идентифицировать только трех человек :)

      Поэтому, если человек уверяет, что он больше ничего не может сделать для проекта, это значит, что он находится на низком уровне ответственности. И говорить с ним не о чем.

      Недавно в банке видел сцену: тетя-клиент чем-то недовольна, и просит уточнений. “Но ведь вы говорили…” Ей в ответ три девушки-работницы говорят по-очереди: “Женщина, я не могла такого сказать!” Ясно, чем их беседа закончится? И ясно, как это все было бы, если бы она говорила с владельцем бизнеса, а не с исполнителями, которые не хотят ни за что отвечать, а хотят досидеть до 18:00 (иначе зарплату не дадут) и неспешно пойти домой.

    3. О, отличный коммент! Особенно порадовала формулировка “я предпочитаю работать в гетеросексуальном коллективе”. :) Ну и сцена в банке очень жизненная.

      По содержанию – fully agree.

    4. [...] поразила и вдохновила одновременно, еще раз напомнив слова Уинстона Черчилля про то, что не надо сдаваться. Коллеги, не опускайте [...]

    Leave a reply

    You must be logged in to post a comment.